Кочерга
Любопытство как базовая стойка
Можно говорить про любопытство как про чувство, ведь мы действительно выделяем отдельный субъективный опыт, соответствующий этому слову (который иногда путают с вовлеченностью или интересом). Но интереснее рассматривать любопытство как некое фундаментальное состояние, как стойку, если брать метафору из боевых искусств: где проходят границы применимости? В чем эссенция этого понятия? В каких сферах жизни оно себя проявляет, и каким образом?

Нароттам
Тренер, преподаватель прикладной рациональности

Начать стоит с абстрактного. Каждый человек имеет представления о мире, о том, что существует, и о том, какие отношения между этим чем-то могут быть. В философии на такие вопросы отвечает онтология, изучение бытия как такового. Этот же термин используется для обозначения базовой модели возможных объектов и отношений между ними. Альфред Коржибски, основополагатель общей семантики, использовал удобную метафору карты и территории, чтобы говорить о подобном. Карта — все убеждения человека в принципе, начиная от сложных формальных концепций и заканчивая конкретными высказываниями о простых вещах, мир-воспринимаемый-мной. Можно сказать, что онтология-как-модель — самый нижний слой карты, на котором лежит все остальное. Территория — объективная реальность, мир-как-он-есть. Карта — не территория, поэтому важно не путать одно с другим.

Каждая "карта" чем-то отличается от остальных: в некоторых местах она более детальна, в других лишь обрисована в общих чертах, в иных нацарапана только надпись "здесь водятся драконы" и ничего более. Для того, чтобы лучше ориентироваться на территории, необходимо научиться уточнять свою карту, но прежде чем начинать скрипеть пером, стоит не забыть про ещё один шаг: окинуть взглядом весь пергамент и отметить, какие места больше всего нуждаются в доработке.

Тут стоит ввести ещё одну метафору. Наши представления о мире обычно не помечаются автоматически в голове биркой "представление", изнутри мы часто не осознаем, что смотрим вовне косвенно, через призму наших убеждений; напротив, убеждения ощущаются как сама реальность. "Мяч упадет, если его подбросить" не воспринимается как предсказание, сделанное из текущей модели мира. Мяч просто падает. Конечно, иногда мы замечаем, что, к примеру, наши моральные убеждения субъективны, но даже это доступно не каждому. Можно сказать, что мировоззрение — это своего рода встроенная линза, через которую человек смотрит на всё, что его окружает. Соответственно, когда способ восприятия неотделим от воспринимаемого, замечать слепые пятна в карте становится намного сложнее.

Взять убеждение "Х — ленивый". Этим можно объяснить очень много, если не придираться к деталям. Это может стать привычным, и даже выглядеть стройным, правдоподобным ответом на действия Х. И действительно, это не самое бесполезное убеждение, оно имеет какую-то предсказательную силу (другими словами, на его основании можно формировать какие-то ожидания, которые будут сбываться с достаточно высокой частотой).

Но это немногим лучше, чем "здесь водятся драконы". Это большая, грубая заплатка, покрывающая значительную часть карты, причем в разных местах одновременно. С помощью такого знания нельзя влиять на поведение Х: обычно либо о причинах не задумываются, либо присуждают им ещё одно простое объяснение, не дающее зацепок для действий. Хуже всего то, что это создаёт ощущение понимания и убивает любопытство. При этом сознательная культивация любопытства как цветного фильтра для линзы хоть и недостаточна, но определенно необходима, если целью стоит познание, уточнение карты. Стремление к полному пониманию объекта, того, по каким законам он работает, и того, как на него можно влиять — одна из добродетелей рационалиста.

Метафора стойки уместна, поскольку любопытным можно быть по отношению к чему угодно. Весь мир — песочница.

В психотерапии концепцию любопытства используют несколько модальностей. Отделяясь от текущих эмоциональных состояний и рассматривая их на дистанции, человек превращается в наблюдателя, что даёт ему возможность генерировать новые эмоции как субъект, воспринимая изначальные ощущения как объект. IFS Шварца, к примеру, (Internal Family Systems Therapy) называет такое состояние "the Self", ACT Хайеса (Acceptance and Commitment Therapy) — "observing self", и в обоих случаях любопытство является одним из ключевых качеств, на которых акцентируют авторы. Почему я себя так чувствую? В ответ на что эта эмоция возникла?

На любопытстве завязана когнитивная эмпатия — понимание других людей, их ощущений и причин их ощущений, их точки зрения (обычно противопоставляют аффективной эмпатии — автоматическом отражении эмоций наблюдаемого в наблюдателе). Навык замечать, когда диалог превращается в обмен информацией, в нападение и защиту или в статусную игру полезен, если целью стоит коммуникация. Да, возможно, в отдельном случае вы действительно хотите поиграть статусом, но без осознанности это будет происходить куда чаще, чем, вероятно, хотелось бы. При этом, если вы помните про установку на любопытство, то это позволяет вам в общих чертах выстраивать диалог на понимании, а не на отражении воспринимаемых атак. Почему человек так реагирует? Почему он так считает? Что он пытается до меня донести?

Кьеркегор писал о том, как стоит бороться со скукой. Стандартный способ — постоянно менять предметы занятий. Менее очевидный, но более эффективный, по его мнению, способ основывается на умении заинтересоваться обыденным, как это делали некоторые в школе: следить за мухой, летающей по классу, или прислушиваться к каплям дождя на улице.

Уильям Джеймс, описывая восприятие младенца, использовал выражение "цветущий жужжащий беспорядок".

Всё это в той или иной степени указывает в сторону важной идеи "оригинального видения", которая обозначает стремление смотреть на мир по-новому, не используя старые, привычные концепции и шаблоны, таким образом расчищая пространство для представлений, более приближенных к реальности. В умении "видеть" скрывается разница между новичком, рисующим дерево из примитивных форм, лежащих у него в голове, и художником, который рисует дерево таким, каким его видит глаз, с переплетающимися ветвями и узлами в рельефной коре. И любопытство является источником энергии, который подпитывает это стремление.

Ньютон в своей известной цитате сравнивает пространство истины с океаном.

Неизмеримый океан истины. Стоит лишь отвлечься от песчаных замков и высохших водорослей на побережье и взглянуть вперёд — и вот он, искрится под ослепляющими лучами Солнца, простираясь вплоть до линии горизонта, и конца ему не видно...

Любопытство заставляет человека поднять голову.

Made on
Tilda